0.00
3 читателя, 1 топик

Выбор лодки.

Горожанин и лодка. Поиск оптимального судна для отдыха на воде.
Мысли вслух.


Идя навстречу пожеланиям трудящихся (форумчан), начну разговор на тему выбора судна (лодки, если по-русски) для рекреации горожанина. Кто-то разовьёт тему, кто-то скажет: — А зачем? Посмотрим…
Начну не с Адама и Евы, но с середины пятидесятых прошлого века.
Лето. Сидим мы, значить, в заводском детском саду на горшках перед приходом за нами родителей, ждём… И вот гудит второй гудок (паровой, на котельной) – завод заканчивает первую смену, мы кричим – «Пять двадцать, пять двадцать! (вечера, тоисть)», значит, вот-вот нас заберут… Приходит отец, его друг дядя Миша, мы с Ольгой, моей подружкой, отклеиваемся от горшков, напяливаем трусики и ускоренным шагом идём с родителями вокруг завода на берег Волги. Там у знакомого бакенщика дядя Миша забирает мотор о трёх лошадях, взваливает его на плечо, а отец берёт пару вёсел, тоже на плечо. Спускаемся с крутого берега к реке. Дядя Миша снимает замок с цепи, привязывающей деревянную лодку-великовражку к вбитой в грунт свае, прикручивает на лодку подвесник. Забираемся в лодку с острыми носом и кормой: мамы, папы, мы с Олей; отец садится на вёсла и гребёт к левому берегу наискосок, чтобы меньше сносило течением. А дядя Миша начинает верёвкой с палочкой на конце заводить мотор… Отец гребёт, дядя Миша дёргает… почти до середины реки. Наконец мотор заводится, вёсла укладываются по бортам, лодка весело и, главное! – гораздо быстрее, чем на вёслах, бежит к Щучьему прорану, рассекающему Сарпинские острова перпендикулярно течению.
Дальше – до заката наслаждаемся всеми прелестями Волги, жары, воды, разогретого чистейшего песка… дети купаются в застругах с тёплой водой, взрослые бесятся и заигрываются в Волге. Все успевают накупаться, обсохнуть, отряхивают песок с тряпиц и одежды и… лента перематывается назад: отец на вёслах, дядя Миша дёргает, мотор заводится, переправляемся на правый берег, причаливаем. Лодка – на цепь, мотор на плечо, вёсла в руки, всё – бакенщику… Идём домой, все устали. Но отдохнули! Засыпаем счастливые.
Мой брат ещё не родился. ГЭС ещё не возводится.
Через лет этак пятнадцать строю первую свою лодку, находясь под воздействием магии Волги и помня, как вчера, о чём рассказал выше. И не задумываясь над вопросами, которые хочу поднять ниже.
Они, горожане, желающие отдыхать на воде и рядом с водой, разные бывают: с автомобилем и без, с гаражом/мастерской и без, рыболовы и рыбоненавистники, парусники, мотолодочники и гребцы-любители. А также более обеспеченные и победнее, идейные самостройщики и убеждённые любители «фирмы»… Пенсионеры, в конце концов! И живущие на берегу/в отдалении/совсем далеко от любимой акватории. У акватории с диким необорудованным берегом; с причальной стенкой; с возможностью заехать колёсами трейлера в воду по крутому/отлогому берегу или культурному слипу.
Особняком стоят господа, имеющие материальные, финансовые и организационные возможности содержания лодок в яхт-клубах и на стоянках. Но стоимость такого содержания как-то до неприличия возросла за последнюю четверть века…
Мне лично, вы и сами уже знаете, ближе трейлерное содержание лодки в специальном гараже, он же и мастерская. Но не будем ударяться в частности…
Итак, выбирает человек, что ему иметь в смысле размера лодки, а дальше неизбежно возникают вопросы хранения, транспортировки, спуска/подъёма, заправки, путевых расходов.
Если у человека нет лодкоместа в ЯК или на стоянке, то ему прямая дорога в трейлерщики. При условии, конечно, наличия в семье автомобиля-тягача; обычно это постфактум. И тут встаёт проблема выбора массогабаритных и мощностных характеристик судна.
Реально машинки классов A, B, C (от Таврий и «восьмёрок» до Форда Фокуса, с одним ведущим мостом) могут тягать прицеп с лодкой массой не более 600 кг, ну 700. Всё, более тяжёлый трейлер в воду не загнать и надёжно из воды не вытащить. При обычном весе собственно прицепа 150…200 кгс на лодку в полной комплектации остаётся 400…450 кгс, хотя это многовато с точки зрения надёжности выезда на берег с лодкой на прицепе. Есть возможность буксировать прицепы автомобилями упомянутых классов и потяжелее, если они снабжены тормозами инерционного действия. Но не потянут возок из воды на берег! Лично мой опыт говорит, что в этом случае реально стоит ограничить вес лодки величиной 300 кгс; можно ещё чуть пригрузить возок, к примеру, второй лодкой, которая снимается при спуске/подъёме «основного» судна и процесс не усугубляет… Да и на дороге такой облегченный автопоезд ведёт себя безопаснее.
Получается (с точки зрения наличия авто указанных классов), хорошо бы иметь лодку (водоизмещатель/полуглиссер/глиссер) длиной до 4,5 м, ну пусть 5,0 м, с мотором до тридцати, ну пусть до сорока лошадок, массой в пределах 30…75 кг. И потребление горючего такими моторами, особенно четырёхтактными, таково, что одним и тем же рейсом можно завезти и судно, и всё снабжение, включая заправленные запасные бензобаки. Стоимость такого комплекса для отдыха на воде, включая трейлер, мотор и лодку, вполне сопоставима с доходами условного владельца жигулей/логана/фокуса/короллы. И эксплуатационные расходы «он» потянет.
Следующий вариант: человек имеет «Ниву» или какой-то другой кроссовер того же «сцепного веса». Тогда, по-моему, рассуждая аналогично изложенному, можно замахнуться на больший прицепчик и большую лодку – длиной до 6,0 м, с мотором 50…70 л.с., ну пусть будет сто лошадок. Хотя прокормить этот табун уже втрое, а то и впятеро станет дороже, чем в первом варианте.
Не забудем, что хранить лодку наш условный владелец кроссовера будет или на улице (на стоянке?) под чехлом, или в гараже с внутренней длиной хотя бы семь метров – уже нестандарт. Или товарищ живёт за высоким забором, в фольварке с хозблоком и гаражом (гаражами?) любого желаемого размера… И уже совсем не товарищ.
Третий класс (уже вариантом назвать опасаюсь) видим весной, летом и осенью на дорогах, ведущих из ЦО на юг, к Дону, Ахтубе, дельте Волги: большие внедорожники буксируют двух- и трёхосные прицепы с лодками и катерами любой мыслимой длины, максимальной разрешённой ширины по ПДД, 2,55 м или даже больше, с мотором/моторами от 150 л.с. и до… «на все деньги». Не наш случай. Кто-то из нас даже и строил такие лодки на заказ, но не для себя.

Продолжение следует?

Следует!
Пусть не совсем по теме, но…

Свадьба наша с моей единственной состоялась 28 апреля 1972 года, когда мы учились на четвёртом курсе политеха.
На второй день мы с утра поздоровались с гостями и втроём с другом-однокашником, Валерой, отчалили на дачу к моим родителям — отоспаться и покататься на лодке (так и не вооружённый парусом швертбот «Мотылёк», 3,3 м, да ещё и без шверт-колодца) под пятисильным ПМ «Прибой», по Береславскому водохранилищу.
Водоём этот — средний из трёх в системе Волго-Донского судоходного канала имени В.И. Ленина. Где-то 9,6 на 0,9 км. С соседними соединён прорытым и облицованным по берегам камнем и бетоном каналом шириной около 50-ти метров.
Ну, притащили вдвоём с Валеркой на своих мощных плечах лодку на берег. На небе — ни облачка. Вода — зеркало, температура её уже под 20ºС — у нас лето рано начинается; воздуха — около 25-ти. Оставили молодую жену мою сторожить лодку и пошли за моторчиком и снабжением…
Пока ходили туда-сюда, начал подниматься ветерок, появилась рябь, а потом и волны.
Собрали в кучку судно, я дал кружок «для прогрева и проверки систем», жене молодой сказали, что прокатимся до входа в канал, чуток по каналу и вернёмся… Ну, типа, на часок.
Отчалили. Пенелопа (Ирина, то есть) помахала платочком и осталась на пляже — ожидать меня, как и положено по сценарию.
Плывём. Водоизмещающий режим, как принято говорить. Вошли в канал, подгоняемые хорошим ветром, не ветерком уже.
И дует, зараза, восточный — вдоль канала… Уже под метр волна, брочинг, слеминг и серфинг, как говорится. При высоте борта 180 мм от скулы. Понимаем, что не потонем: берег-то в считанных метрах. Но лодку жалко!
Обмениваемся впечатлениями, уже перекрикивая шум ветра. Адреналин! И уже понимаем (я-то уж точно!), что обратно против урагана нам не попереть.
И тут мотор как-то быстро заглох. Или «поймал клина» в просторечьи. Натурально заклинил!
Причалили к необорудованному берегу, проще сказать, выбросились на камни. Где-то километрах в восьми от Береславки, в канале, то есть…
Вытащили лодку, сняли моторище (19 кг массы), бензобак, всё сложили под кустами, растущими по высоким берегам канала, и стали определяться, где мы и насколько глубоко вляпались.
А ветер уже реально воет! Метров 15...20 в секунду. Может, и больше.
Определились: вылезли на траверзе знаменитого посёлка Прудбой, старинного места ещё казачьих военных сборов и учений. Ага, так это по трассе Калач-на-Дону — Волгоград, 8…9 км до того места (Новый Рогачик), откуда до дач примерно 7 км пешком… Ну, и до трассы от канала с полкилометра.
Вышли на трассу, проголосовали, какой-то грузовик почти сразу подхватил нас с Валерой. Дальше пешком.
Быстрым шагом, за час дотопали. Дача пуста. Бегом на берег!
По бережку ходит моя молодая жена, смотрит вдаль, в сторону входа в канал, и… правильно, безутешно рыдает, полагая себя вдовой молодою, на третий-то день после свадьбы.
В общем, утешал, как мог. Всё про себя услышал, но главное – как меня любит.
Потом посмотрел на водоём. Волны вдоль водохранилища до неба (ну, может, поболее метра), все в пенных барашках… Стало совсем совестно и – задним умом — страшновато. Но кто же знал, что погожее утро превратится в ад?
Через пару дней мы с дедом моим на его Москвиче-402 с верхним багажником привезли лодку и всё остальное из кустов на канале. Разобрал движочек – сгорел нижний подшипник шатуна верхнего цилиндра. Осенью мы с женой поехали на ГАЗ, проходить преддипломную практику; там, в Горьком, в Спорттоварах были, как ни странно, запчасти практически ко всем советским моторам в широком выборе. И я всё купил! По возвращении с практики отремонтировал, мотор до самой продажи работал как часы, ни разу не подвёл.
А почему заклинил? В КиЯ прочитал, что нельзя игольчатые подшипники КШМ двухтактных моторов собирать с применением пластичных смазок (солидола, как я сделал): она долго не вымывается бензином топливо-воздушной смеси, а обороты таковы у роликов, что требуется жидкая смазка, уж никак не консистентная, вот и горят… А надо было «приклеивать» ролики на сливочное масло, которое после сборки мотора легко и без остатка вымывается горячей водой.
Про тот ветер добавлю.
Он дул ещё три дня, неся просто тучи пыли из казахских степей. Народ, поддерживая политику родной партии и Советского правительства и не взирая на сильнейший ветер,, исправно пошёл на Первомайскую демонстрацию, где все белые капроновые рубашки перекрасились в коричневый цвет… Потом наступила сушь и жара, знаменитая тем, что была первой с довоенных времён. Но 40ºС держались пару месяцев! И ни одного дождя…
Мы с Валеркой в июле как раз попали в эти самые лагеря в Прудбое в том памятном жарком 72-м. Так, как там в столовой, я не потел никогда в жизни: жара, суконная форма со стоячим воротничком гимнастёрки (послевоенная, с дивизионных складов), кирзовые сапоги, пища огненно горячая… Броня танков давала реальные ожоги; политзанятия проводились на берегу речки Карповки и заключались в купании. Причём, раз на третий мы перестали снимать х/б, а только разувались: прыгали в воду, охлаждались, вылазили на берег и обувались; потом строем шли с километр в расположение (армейские палатки, каждая на восемь-десять курсантов), к концу маршрута форма практически высыхала – такой был суховей… И пыль из-под гусениц как пудра, до небес.
И мораль: не лезь в двигатель, пока он работает. А то – улучшение, форсировка… я двигателист, с закрытыми глазами любой мотор перебираю…